Владимир Федотов написал открытое письмо болельщикам «Оренбурга»


Владимир Федотов, более двух лет проработавший главным тренером «Оренбурга», написал открытое письмо болельщикам клуба. Накануне он возглавил ФК «Сочи».

При Федотове «Оренбург» вернулся в Премьер-лигу и занял в прошлом сезоне историческое седьмое место. В этом сезоне перед зимней паузой команда идет на 12 месте.

………………

— В начале прошлого сезона «Оренбург» как только не обзывали: очень закрытой командой, автобусом… Да, мы были прагматичны, но это чистая необходимость: к старту чемпионата мы почти никого не купили. На первом сборе в Австрии у нас было 16 игроков – включая тех, кто был на просмотре. Садились с тренерами и грустили. Но что нам оставалось? Только работать.

К нам приезжал Тимур Журавель с «Матч ТВ» – мы под запись говорили, что будем бороться за первую восьмерку, то же самое повторяли и игрокам, хотя сначала кто-то смеялся. Они не говорили нам, что не верят в выполнение этой задачи, но, думаю, между собой было что-то типа «По-моему, они чокнутые».

В первом туре мы играли со «Спартаком» в Москве. Полный стадион, мы дружно наложили в штаны, потом все это вытряхнули – но в атаке ничего не получилось. Нас не разгромили, хотя давление было серьезным. В конце даже могли отскочить на ничью. Для психологии это было очень важно.

Дальше к нам подъехали Деспотович и Мишкич – тоже стало полегче. Все пошло вверх – считаю, что по сезону «Оренбург» очень сильно прибавил. При этом часть игроков исчерпала свой ресурс – например, весной стало понятно, что Сергей Бреев (32 года на момент ухода, 13 матчей в РПЛ) и Григорий Чиркин (33 года, 15 матчей) еще способны развиваться в ФНЛ, но они уже подошли к критическому возрасту.

То, что Сутормин уйдет, было понятно еще до окончания прошлого сезона. С Лешей мы много работали не только над позицией, но и над психологией. В первой части прошлого сезона, если у него игра не шла сразу, его можно было менять: он расклеивался и уже не мог собраться. Еще проваливался, когда на стадион приезжала семья.

Мы пришли к тому, что при подготовке к матчу игрок должен анализировать свои лучшие действия, визуализировать то, что хочет сделать на поле. Читал интервью Дрогба – он вот представлял, как забивает в девятку. Это настрой топового игрока. Я не знаю как, но это работает. Задача тренера – довести эту мысль до еще молодого игрока.

Весной мы перевели Дениса Поповича в опорную зону – там он играл еще в Польше. Отбор – точно не самое сильное его качество, но мы ставили на перехват, потому что у Поповича все в порядке с выбором позиции. За счет перехода Поповича «Оренбург» подрос в плане владения и позиционных атак. Да, стереотип сохранился, многие писали про автобус, но это делали те, кто вряд ли смотрел все наши матчи.

Дальше начались незапланированные потери.

Клуб сделал все, чтобы оставить Поповича. Мы договорились о трехлетнем контракте, ему никто не давал таких хороших условий, как «Оренбург». Попович приехал на сбор подписывать контракт. И тут важный момент. Договор разделили на две части: одна – обычная, вторая – с возможностью депремирования. Такой формат контракта – вынужденная мера, потому что Попович – человек настроения. Сидел в комнате, смотрел телевизор, ковырял в ухе отверткой, вдруг что-то щелкнуло, и звук пропал – это про него. Сегодня у него хорошее настроение, он творит вещи на тренировке, вечером без особой причины у него меняется настрой, и завтра он не хочет выходить работать.

Я объяснил президенту «Оренбурга» Владимиру Кияеву, насколько для нас важен Попович – в результате ему предложили двухлетний единый контракт. Я считал, что так нельзя, потому что мы пошли на не очень правильные требования агента. Но они еще завысили условия – и мы разошлись. Сейчас Попович совсем не играет в «Цюрихе» – знаю, что он пожалел о том, что случилось. Разошлись мы не очень хорошо, но желаю ему удачи. С Евгением Фроловым мы тоже не нашли понимания при продлении контракта.

Бегичу пришло предложение из «Рубина» – он съездил в Казань и захотел уехать. «Оренбург» мог его оставить, но мотивация у Бегича уже была бы другой: понятно, что Казань – более привлекательный город, да и получал у нас он меньше.

В июне много говорили о расширении РПЛ – по сути, на 99% дали гарантию, что в этом сезоне никто из чемпионата не вылетит, поэтому мы захотели омолодить состав. Отчасти из-за этого ушел Ойеволе (на тот момент – 36 лет). Но в итоге РПЛ не расширили, мы не смогли своевременно укомплектовать состав, а новичок Эди Готлиб вылетел на полгода из-за травмы колена. В такой ситуации Аде был бы полезен «Оренбургу» в центре защиты.

Кто-нибудь сейчас вспоминает о том, что хотели сделать 18 команд? Нет, сто процентов. У нас две команды вылетают напрямую, две играют в стыках – как в такой мясорубке часто доверять молодым? Мы взяли из «Динамо» Москвичева (19 лет) и Липового (20 лет) – они спокойно развивались бы в «Оренбурге», если бы было 18 команд. А так почти каждое очко отправляет тебя в зону вылета – никто не может рисковать.

Итог – мы не смогли вовремя укомплектовать команду. Это боль всего клуба. Летом 2019-го на сбор снова приехали 16 человек, но даже тут нужно искать плюсы. Например, тройка центральных защитников отыграла полностью все пять контрольных матчей, они были уверены в завтрашнем дне.

Конечно, мы понимали, что глубины состава не хватает, и начало сезона это только доказало. Хотя по разнице созданных и допущенных моментов «Оренбург» даже в первые три тура был адекватен: в матче с «Ростовом» (1:2) Кулишев не попал по мячу в выгодной ситуации, с ЦСКА (1:2) Акинфеев вытащил удар Деспотовича, с «Зенитом» (0:2) были вопросы по судейству. Везде мы могли цепляться, но не сделали этого.

Вот это «не сделали» угнетает. Когда игрок приходит в раздевалку и видит свободные места просто потому, что футболистов меньше, чем кресел, – это угнетает. Совсем не сломаться психологически, думаю, помогло то, что в игре не было безнадеги.

Даже после четырех поражений подряд руководство на меня не давило: мы разговаривали и про качество игры, и про скорый приезд новичков. Мне никогда не говорили: «Даем тебе две игры». Мне кажется, когда дается такая установка – все, процесс запущен, финиш. Тебе дали срок, после него ты должен уйти, дальше все обрублено.

Мы запаздывали с продлением контрактов и подписанием новых игроков. Все упирается в то, что от подписания бюджета до появления денег в клубе проходит много времени (деньги пришли в «Оренбург» уже по ходу сезона – Sports.ru). Нам говорят: «Вот, «ПСЖ» за полтора года знает, кого купит». Это великолепно, но мы не знали еще за неделю до трансфера.

В августе игроки стали подъезжать, но тут «Оренбургу» тоже немного не везло. Мы договорились о трансфере опорника «Стяуа» Лучана Филипа. Последний матч за румынский клуб Филип должен был сыграть с «Младой» в Лиге Европы – уже через полчаса он заменился из-за травмы колена. Президент «Стяуа» сначала не поверил в травму – посчитал, что это симуляция, чтобы поберечься перед переходом.

После этого договорились с Милошем Станоевичем из «Сараево» – ему подбили глаз чуть ли не на тренировке, и он выбыл на несколько месяцев.

Полузащитник Федя Черных обнадеживающе сыграл с «Арсеналом», уехал в сборную (Литвы – Sports.ru) – и получил травму. Защитник Готлиб так сломался, что нам даже пришлось его отзаявлять. Вроде какие-то игроки и подъехали, но мы все равно не могли ими воспользоваться.

В пятом туре мы играли с «Тамбовом» – и проигрывали 0:2 после первого тайма. Наверное, перерыв той игры – ключевой момент первой части сезона. Я не кричал – думаю, это сработало бы, если бы игроки улетели головой на другую планету. Тут было наоборот – команда не бежала, это были свинцовые носки. Напряжение после четырех поражений – кажется, нет желания, все валится.

В раздевалке мы объяснили, что ребята никогда не были такими, а зрители не поймут нашего безволия. На второй тайм вышла другая команда – «Оренбург» сравнял (2:2), даже должен был выигрывать, было много моментов, но везения не хватило.

В этом сезоне мы стали более атакующей командой. Летом хотели купить левоногого центрального защитника – не получилось, поэтому перевели в середину Серегу Терехова. В матче с «Локомотивом» (2:3) он мог даже забить после глубокого включения – шел на прострел во вратарскую. Такие подключения не читаются защитниками, потому что это новый игрок в системе. В матче с «Динамо» Кулишев забил после подачи Терехова с подключения.

Плюс мы перевели в центр обороны полузащитника Аюпова – он играл там, даже когда были здоровы центральные защитники.

Нам не хватало точности последнего паса. Думаю, эту проблему «Оренбург» может решить только за счет приглашения нового футболиста. Количество передач в активно выгодную позицию увеличилось, число приемов в ней – тоже, в игре с «Ахматом» (23 ноября, 1:2) поставили рекорд: принято 100 передач вперед. Но в штрафной все хуже – например, в игре с «Ахматом» всего 8 передач в штрафную из 30 нашли адресата, с «Уфой» – 5 из 41.

Переход в «Сочи» получился стремительным, еще в начале прошлой недели я не принял окончательного решения.

Сейчас в РПЛ наступила большая пауза – мы не оставили «Оренбург» на полпути, у Константина Емельянова и его помощников будет время, чтобы подвести команду ко второй части сезона.

Эти полгода – непростой период.

Как мы находили мотивацию работать? Все это болельщики «Оренбурга» – все для них. Футбол – наша работа, но главное – болельщики.

Даже когда мы проиграли четыре матча в начале сезона, в городе постоянно подходили, благодарили и желали удачи. Можно проиграть в конкретном матче, но люди оценивают отношение к игре.

Я горжусь болельщиками «Оренбурга». Они дают веру в светлое будущее клуба. Их нельзя подвести.

……….

Напомним, после поражения от «Тамбова» президент «Оренбурга» Владимир Кияев заявил, что Владимир Федотов уходит в отставку. Ранее стало известно, что Федотовым активно интересуется футбольный клуб «Сочи».

В штабе Емельянова, который ранее помогал Федотову, а теперь стал главным тренером, остаются почти все, кто работал раньше. Это Ильшат Айткулов, Платон Захарчук и другие специалисты. Они будут готовить клуб к матчам РПЛ в зимнюю паузу.

Похожие новости