Что будет с экономикой в 2020?


Экономисты, кажется, устали предсказывать наступление кризиса — в крупнейших странах мира все не так уж и плохо, даже в России производство худо-бедно растет. Хотя, если приглядеться, можно уже сейчас понять, с чего будут начинаться проблемы в будущем.

Кризис дефицита

Экономический рост чаще всего тормозится растущими процентными ставками или финансовыми провалами — это приводит к тому, что спрос в экономике на товары и услуги падает. Гораздо реже бывает замедление со стороны предложения, когда экономика неспособна работать на всю свою производительную мощность. С 1970-х годов подобной ситуации не было. Но если мировой кризис произойдет в 2020 году, он может быть как раз таким, так как его основной причиной будут торговые барьеры, возводимые между США и Китаем.

Торговая война между двумя странами, как мы знаем, усилилась в 2019 году, когда, вроде бы, все ждали ее окончания. Отношения двух стран смягчились немного в октябре после того, как был перенесен ввод некоторых тарифов, но конец вражде еще далек. Сохраняется возможность того, что средние пошлины на импорт в США вырастут в новом году до 6% — самого высокого показателя в этом веке. Более того, пошлины распространятся на импорт, которому практически нет замены. Таким образом, компании и их цепочки добавленной стоимости будут насильно изменены и порваны, что в итоге отразится на всей мировой экономике.

Стагнация Индекса деловой активности

Один из руководителей крупнейшей компании по торговле деривативами, CME Group, Скотт Бауэр, поделился с Business Insider предположениями о реальности глубокого падения мировой экономики. Обычно технической рецессией считают продолжающееся два квартала подряд снижение ВВП.

Предсказать рецессию сложно, хотя в последние месяцы многие и высказывают опасения в этом, в первую очередь, из-за того, что последний рост после Великой рецессии 2008 года длится уже рекордное время.

«История показывает, что обычно причинами рецессии являются разные дисбалансы в экономике: растущие процентные ставки, инфляция, рост цен на товары, а также любые потрясения в корпоративном секторе, что может привести к росту безработицы. Но сейчас нет ни одной из названных причин: процентные ставки чуть ли не самые низкие в истории, инфляция подавлена, а безработица также — близка к историческому минимуму», — пишет Бауэр.

Вместе с тем, он отмечает, что Индекс деловой активности, который отражает динамику заключенных контрактов в промышленности и сфере услуг — самый низкий с сентября 2009 года, а новые экспортные заказы падают самыми быстрыми темпами за 10 лет, в основном из-за торговой войны и пошлин. Это может привести к тому, что финансовый рынок будет падать и стагнировать, а это может вызвать кризис.

Можно «выдохнуть»

По мнению президента ИМЭМО имени Евгения Примакова РАН академика Александра Дынкина, мировая экономика с предыдущего кризиса растет уже 44 квартала или 133 месяца, и, исходя из теорий циклов, пора быть новому кризису: подобные опасения выросли в августе и, особенно, в сентябре, прежде всего, в связи с торговой войной США и Китая. Сегодня можно выдохнуть и выразить умеренный оптимизм.

«Была критическая ситуация с немецкой экономикой, потому что у них во втором квартале было минус 0,2% ВВП, третий квартал уже был 0,1%, так что техническую рецессию объявлять нельзя, потому что это ситуация, когда спад продолжается два квартала. Что касается вообще темпов роста, то, как сказала Кристалина Георгиева из Всемирного банка, имеет место синхронное замедление мировой экономики — но это еще не кризис. И это синхронное понижение происходит последние 7 месяцев, поэтому, я думаю, прогноз темпов роста в районе 3% — более или менее реалистический. Поэтому это скорее предупреждение, чем сам шторм», — отметил академик.

Экономист также подчеркнул, что, если начнется рецессия, то ее причины будут не экономическими, а политическими. И в этом абсолютная новизна ситуации. «Какие политические причины? Прежде всего, как я уже сказал, торговая война, это, конечно, брекзит, это блокада Ирана, это крайне неопределенные политические события в Боливии, Чили и Венесуэле. Так что «черного лебедя» можно ждать оттуда. Кроме того, сильно обострился израильско-палестинский конфликт, так что в мире очень неспокойно, и причины кризиса, если он будет, будут чисто политическими», — заметил Александр Дынкин.

Финансовый сектор — слабое место

По мнению лауреата Нобелевской премии по экономике Джозефа Стиглица, который выступил в конце года с лекцией в Финансовом университете, замедление роста очевидно, но возможность серьезного финансово-экономического кризиса сомнительна. Дело в том, что Китай был локомотивом мирового роста с 2009 года — на его долю пришлось практически две трети общего роста в мире, так как он косвенно и привел к повышению цен на природные ресурсы. Теперь же китайская экономика слабеет, в том числе из-за политики США, и в мире происходит замедление. По мнению Стиглица, кризиса можно избежать путем правильного регулирования финансового сектора.

«Если финансовый сектор работает неправильно, сбоит, это может привести к глобальным экономическим кризисам, как это было в 2008 году. Да и вообще, большая часть кризисов с 80-х годов прошлого века была связана с действиями в финансовом секторе. И с ним же связано и замедление роста: если финансовый сектор работает неправильно, рост будет медленным. Отсутствие доступа к кредитованию — это одна из таких проблем. Если нет необходимых ресурсов для создания нового бизнеса или расширения действующих компаний, происходит замедление», — отметил нобелевский лауреат.

Ограничение роста, в свою очередь, приводит к ширящемуся неравенству, вызывает подрыв доверия к институтам.

«В последние годы мы наблюдаем, что развитые страны провалились во всех аспектах, о которых я упомянул. Это сильный приток средств в социально вредные отрасли: уголь, сигареты, табак, недостаточное финансирование социальных потребностей, зеленых инвестиций, происходит манипулирование рынком, неправомерная торговля, неправильное использование кредитных карт, эксплуатирование рыночных механизмов, а также хищническое кредитование. Если правительство хочет выполнять социальные обязательства, требуется эффективное действующие учреждения. Что это означает? Финансовый сектор должен работать под контролем сектора регулирования. И если у вас что-то не так или с одной, или с другой стороны, то правильного роста не добиться», — считает Джозеф Стиглиц.

Биткоин подорожает, минимум, вдвое

По мнению крупных криптоинвесторов, пишет Bloomberg, биткоин существенно подорожает в 2020 году из-за изменений в сети майнеров, которые создают новые «блоки» в блокчейне — это программные элементы, за которые майнер получает вознаграждение.

Появилось более мощное оборудование, и к блокчейну биткоина присоединилось рекордное за несколько месяцев число новых майнеров — под миллион. Хешрейт вырос на 60% (грубо говоря, это количество сложных вычислений, которые производятся в блокчейне криптовалюты за секунду). И ожидается так называемое ополовинивание — падение доходов майнеров вдвое.

Подобное происходило дважды со дня создания криптовалюты. После первого падения, когда стоимость одного блока упала с 50 до 25 биткоинов, цены затем выросли за год на 8200%, после второго «ополовинивания» в 2016 за год рост составил более 2200%. Конечно, два примера — мало, тем более, что тогда манию на рынке подогрело беспрестанное внимание прессы. Нельзя также предсказать сильный рост цены просто из-за увеличения спроса, который, впрочем, пока гораздо ниже, чем в минувшие годы, но может вновь взорваться, как только биткоин начнет быстро расти.

Похожие новости